Хулио Кортасар «62. Модель для сборки». М., АСТ, 2003 // Серия "Мировая классика"

Однажды Танюша Обухова призналась, что ей не нравится литература 20-го века. На что ей следовало бы ответить: нет, это мне не нравится литература 20-го века, и нечего красть мои идеи!.. Приятно встретить единомышленника :-). Что есть современная литература, понял я на примере Хулио Кортасара «62. Модель для сборки». Хотя название, конечно, интригует: я ведь физик, я люблю всякие загадочные слова, а что может быть загадочней шестидесяти двух, модели для сборки? Оказывается, у Хулио Кортасара есть произведение «Игра в классики», и там в последней, 62-й главе, была высказана идея: а вот хорошо было бы написать вот такую вот этакую книжку, модель для сборки, которая будет состоять из разных кубиков, а их можно будет по разному складывать и получать совершенно разное прочтение. Идея, конечно, интересная, но вот реализация… Скажем сразу: абстрактно в прямом и переносном смысле. Тут нет линий действа, тут непонятные персонажи делают непонятно что. Тут вообще ничего непонятно. Свободный полет мысли, не скованный рамками логики и даже простого разума. Это могут быть поэмы о городе, которого нет, это может быть свободное перечисление первых попавшихся в голову слов, это может быть анекдотичная история о незадачливых моряках, которые несколько дней тонули в пруду, а потом горько вздохнули, прошли по колено в воде несколько метров и вышли на сушу, это может быть повесть о скульпторе, задумавшем построить самый невероятный памятник в мире, это могут быть поезда, гонки улиток, странные ощущения дежа-вю – главное, чтобы все это было вперемешку, абсолютно никак не связано друг с другом, намешано в кучу и вывалено цветастым ассорти. Герои появляются и исчезают бесследно, и для меня до сих пор является загадкой, кто же такой таинственный Сухой Листик? Это вообще человек или животное? Очень абстрактная книжка. В целом же она доставила мне удовольствие, и сколь бы я не хаял абстракцию 20-го века, должен признать, что книга «62. Модель для сборки» оставила во мне приятные впечатления. Хотя наверняка лишь потому, что это – лишь мой первый опыт литературы 20-го века.

"Или еще вариант - я стою и смотрю на мой город с борта корабля без мачт, плывущего по каналу; мертвая тишина и мерное скольжение к чему-то, чего мы никогда не достигнем, ибо в какой-то миг корабль исчезает, а вокруг лишь перрон да запоздавшие поезда, забытые чемоданы, бесчисленные пути и неподвижные поезда, которые вдруг трогаются, и вот это уже не перрон, а надо идти по путям, чтобы найти свой поезд, и чемоданы затерялись, и никто ничего не знает, кругом пахнет углем и униформой бесстрастных кондукторов, пока, наконец, заберешься в отправляющийся вагон и пойдешь по поезду, которому нет конца, где пассажиры спят, сгрудясь в купе с потертыми сиденьями, с темными шторками и запахом пыли ипива, и надо идти в хвост поезда, ведь где-то там надо встретиться неизвестно с кем, свиданье назначено с кем-то неизвестным, и чемоданы потерялись, и ты тоже иногда бываешь на станции, но твой поезд - это другой поезд, твоя Жуть - другая Жуть, и мы не встретимся, любовь моя, я снова потеряю тебя в трамвае или в поезде, я побегу в одних трусах среди людей, толпящихся или спящих в купе, где фиолетовый свет обдает пыльные шторки, занавеси, скрывающие мой город". Каково? Зато про железную дорогу!

Владимир Набоков «Лолита». М., АСТ, 2001

Набоков являет собой последнего из великих русских писателей 19-го века и первого из великих писателей века 20-го. И вовсе не потому, что жил он в эпоху рубежа веков. А потому, что он несет в себе смесь литературы века 19-го и века 20-го. От гигантов 19-го века Достоевского и Толстого ему достался тяжелый, неудобоваримый стиль. В предшествии века 20-го мы видим в его произведения абстрактность. А я не люблю литературу 20-го века, я не хочу читать о современности, ибо, делясь сугубо личным мнением, художественная книжка подобна мечте – должна говорить либо об идеально далеком будущем, либо об ирреальном прошлом. Это ведь как сказка, как сны о нечто большем. А если я хочу реальности, так мне достаточно выйти на улицу, сходить на работу, посмотреть телевизор и прочитать газету «Известия». Поэтому я на дух не переношу современной литературы. Набоков показался мне современным. Длиннющие предложения аж на половину страницы, а то и больше, тяжелый слог – явно похоже на академический стиль. Но главное – это абстрактность построения книги, хотя что я под этим понимаю, я сам себе не могу дать отчета. Это вам не Хулио Кортасар, тут есть события и люди, и цепочка событий понятна с точки зрения разума. Но сквозь эти построения упорно прорывается что-то другое, то, что мне понять не дано, что-то совсем ДРУГОЕ. Я этого не вижу, хотя всем нутром чувствую, что оно ЕСТЬ, оно прячется, и Набоков не зря пишет о том или ином эпизоде – все это верхушки айсбергов, в которых я вижу четкий порядок, но понимаю, что это лишь мираж, и главное действо происходит под водой… В целом «Лолита» оставила во мне самые негативные чувства. Ее современное построение, плюс непонятность и абстрактность действа по прочтении книги оставили во мне вопрос: и что?? Слишком современная литература, для супер-интеллектуалов, не для меня…

"Когда же завыло впереди, за горбом боковой улицы, и выросло, одолев подъем, распирая ночь, уже озаряя спуск двумя овалами желтоватого света, готовое низринуться - тогда, как бы танцуя, как бы вынесенный трепетом танца на середину сцены - под это растущее, руплегрохотный ухмышь, краковяк, громовое железо, мгновенный кинематограф терзаний - так его, забирй под себя, рявкай хрупь - плашмя пришлепнутый лицом я еду - ты, коловратное, не растаскивай по кускам, ты, кромсающее, с меня довольно - гимнастика молнии, спектрограмма громовых мгновений - и пленка жиззни лопнула".

«Общий курс железных дорог». М., Транспорт, 1981

Я, как особо увлекающийся железными дорогами (можно посмотреть хотя бы эту ссылку), в начале своей «железнодорожной» карьеры просто обязан был ознакомиться с каким-либо общим курсом железных дорог. Долго искал в магазинах, и вот, наконец, нашел в Старой Технической Книге. Купил. Изучил. Изложение просто и доступно, но оттого создается ощущение какого-то детского сада – все это всем хорошо известно, в чем смысл книги-то? Дочитал до конца, интересно, да, но создалось упорное ощущение, что я все давно уже знал. Просто систематизировал познания.

Мартин Гарднер «А ну-ка, догадайся!». М., Мир, 1984

Любите ли вы комиксы? А кто их не любит? Рассматривать забавные картинки с маленькими облачками, изображающими прямую речь, у каждого из героев – одно удовольствие. А интересно, можно ли подать математику посредством комиксов? Будем считать эту книгу научно-популярной, тогда она достойно получает звание самой экстравагантной книги по математике – ибо она представляет собой настоящую книжку комиксов. Эта книжка предназначена для самого широкого круга читателей, она являет собой собрание математических парадоксов, изображаемых в виде забавных картинок. Это сборник забавных загадок и головоломок. Вспомним хотя бы парадокс лжеца. «Некий критянин заявил, что все критяне – лжецы. Сказал ли он правду или солгал?». Многочисленные парадоксы из самых разных областей математики и даже физики, да еще изображенные в виде смешных комиксов, делают честь этой книге. Ура Мартину Гарднеру, известному американскому популяризатору науки!! Гип-гип, ура!

Герберт Уэллс «Чудесное посещение. Душа епископа". М., Терра, 2002 // Собрание сочинений Герберта Уэллса в 12-ти томах, том 1

А знаете, правильно говорит моя дражайшая коллега Наталья Николаевна, что если и есть гениальный писатель, то вовсе не обязательно читать все его произведения подряд. Даже у гениальных писателей есть плохенькие произведения. С этим я столкнулся, когда решил почитать первый том собрания сочинений Уэллса, здесь были произведения "Чудесное посещение" и «Душа епископа». Зато не про фантастику! Смысл первого произведения чертовски банален – ангел спускается на землю, его закидывают камнями, он умирает. Уж извините, но этот сюжет есть даже в Библии, и с тех пор он повторялся тысячи раз. Не надоело? Плоскостно и скучно. «Душа епископа» - это скорее размышления Уэллса о религии. Сюжетная канва тут неважна, хотя для меня, признаться, как раз наоборот, было интересно наблюдать, как епископ, начавший было бороться с ересями, постепенно приходит к собственному пониманию Бога и к построению собственной религии. В этом произведении очень много размышлений о смысле религии. Честно говоря, не понял ни слова. Отсюда вывод – не могу сказать о повести ни хорошо, ни плохо, ибо после прочтения во мне осталось то же, что было до прочтения – НИЧЕГО.

Герберт Уэллс «В дни кометы. Когда проснется Спящий. Морская дева. Рассказ о каменном веке". М., ЭКСМО, 2002 // Серия "Мировая классика"

Повести «В дни кометы» и «Когда проснется спящий» меня впечатлили не так сильно. Я уже писал в предыдущей рецензии, что Уэллс пишет о людях, о современных ему противоречиях в обществе, о классовом раздрае. Фантастика ему нужна только для того, чтобы вывести нужную ему черту в абсолют и исследовать ее, не смущаясь деталями. Однако же в этих двух повестях, на мой взгляд, он несколько перегнул палку. Писатель – утопист пересилил в нем писателя – фантаста, получилась какая-то муть… «Когда проснется спящий»: главный герой книги находится в далеком будущем и устраивает всемирную революцию, руководя рабочим классом и свергая правящую верхушку аристократии. Отчетливо видна установка Уэллса! Любопытно появление в книге самолетов, впервые описывается воздушный бой. И вообще. непонятен смысл этой повести. Задумка интересная, развитие событий – тем более, а концовка?. Повесть ничем и не закончилась. Герой умер, чего хотел автор – непонятно, такое ощущение, что он просто хотел написать о революции. Просто потому, что хотел написать, и точка.

Пожалуй, еще меньше понял я повесть «В дни кометы». Идея потрясная, и первая часть, до прихода кометы, была принята мною на ура! В который уже раз отмечаю мастерство писателя описывать происходящее. Читал, и с ясностью чувствовал все то, что он хотел показать: противостояние классов, забастовки, стычки, всеобщее недоверие и подозрительность, витающая в воздухе опасность войны. Для героя, прежде всего – ненависть к своей бывшей возлюбленной, ушедшей к другому, богатому, аристократичному. Смерть, смерть им всем! Они бежали, но он отправился за ними в погоню. Вечер. Начинающиеся сумерки. Возлюбленные на берегу Ла-Манша, они обнимаются, они целуются, он смотрит, скрипит зубами, достает свой револьвер и стреляет в них. Осечка… Вдруг их внимание привлекли военные корабли. Бум, бум. Началась война. Мир горит в огне ненависти, мир заливается кровью, и возлюбленные бегут отсюда подальше, и наш герой бежит за ними, спотыкается, стреляет в них, и вокруг уже темно, только огромная зеленая комета над ними… На этом первая часть заканчивается. Динамичный захватывающий сюжет – первоклассно, пять баллов! А потом была вторая часть книги, от которой, извините, хотелось высказаться так, как я однажды написал в рецензии на Жорж Санд. Что это было? Утопия? Мечты о светлом райском будущем? Уж слишком много страниц посвящено этим мечтам. Уж слишком много занудных монологов. Тем более не врубился в эту концовку – Уэллсу показалось мало любовного треугольника, он включил сюда четвертый элемент, а потом преспокойно создал семейку из четырех любяших друг друга человечков. Хиппует, понимаешь, Уэллс, строит общество свободной любви, с чем я категорически не согласен, посему долго и нудно морщился от написанного великим утопистом. А главное то, что он сдобрил написанное таким количеством зануднейших моралей, что аж худо стало… Э, нет, знаете ли, мусорнейший мусор, и с его взглядами на Любовь я не согласен…

«Морская дева» - еще одна непонятная история любви… Слишком сентиментально… Из этой книги мне понравился, пожалуй, больше всего «Рассказ о каменном веке». Это не фантастика, это не любовная история, не социальная утопия, это – просто момент из жизни доисторического человека. Чертовски интересно, как же тогда жили люди? Ну вот и почитайте, это действительно хороший рассказ.

 

Герберт Уэллс "Человек-невидимка". М., ЭКСМО, 2002 // Серия "Мировая классика"

И все-таки Герберт Уэллс потрясающий писатель. Он единолично создал жанр научной фантастики. Если Эдгар Алан По еще экспериментировал со своими рассказами, и сейчас мы находим в его рассказах кой-какой элемент и детектива, и фантастики, то Артур Конан-Дойль написал первый настоящий детектив, а Герберт Уэллс – первую фантастику. И все последующие Стругацкие и Лемы ведут свой отчет от него – самого первого фантаста на Земле – Уэллса. А все-таки интересно, какое изобилие тем он предложил для работы писателям будущих поколений! Он открыл тему путешествий во времени, тему человека с сверхъестественными способностями (невидимка), тему войны с инопланетянами. Наверное, тогда эти темы просто лежали на поверхности – подойти да возьми! Это сейчас они кажутся банальными, и когда я рассказывал Танюше Обуховой сюжет одного из рассказов Уэллса, она сказала следующее: «Я знала, чем все закончится». Но ведь это «все» подготовлено всем последующим развитием литературы, в длинном ряду представителей которых Уэллс был первым. И уже за ним все начали применять одни и те же клише, гениально найденные им – Уэллсом! Поэтому нам кажется таким банальным война с инопланетянами, но такой находкой – для середины 19-го и 20-го веков.

В советские времена вообще было худо с хорошей художественной литературой. Днем с огнем не сыщешь. Я помню это по себе, когда, будучи еще совсем маленьким, вознамерился почитать «Войну миров». И нигде ее не было – редкость большая! Наконец, мне принесли эту книжку – старую, потрепанную, зачитанную буквально до дыр – ее желто-серая бумага просто рассыпалась в прах от прикосновения пальцев. Там была она – «Война миров»! Прочитанным был потрясен. Но с тех пор прошло уже 20 лет, и ничего кроме чувства полного потрясенца, во мне не осталось. Знаю только, чем все закончилось. Надо бы перечитать. А вы знаете, что когда еще не было телевидения, по радио передавалась радиопостановка «Войны миров»? А Уэллс писал столь убедительно, а диктор читал столь эмоционально, что среди слушателей возникла паника: Марс атакует! Произведение действительно потрясает своей эпичностью и достоверностью происходящего. Правдоподобность – это вообще конек фантастики Уэллса, такого вы не встретите нигде. В этом произведении Уэллс описал работу лазера – гениальное предвидение писателя! Батальные сцены, разрушение Лондона и ближайших пригородов, морские битвы и мировое господство инопланетян – есть где разгуляться воображению. Потрясающая повесть, рекомендую всем!

 

Герберт Уэллс "Машина времени. Остров доктора Моро. Человек-невидимка". СПб, 1992

Интересный писатель – Герберт Уэллс. Один из первых фантастов, он создал произведения, совершенно непохожие на других фантастов. Его фантастика утопична, или, быть может, анти-утопична? Жюль Верн восторгался достижениями техники, Жюль Верн мечтал о новинках науки и техники – о полете на Луну из пушки, о путешествии вокруг Земли за 80 дней, о путешествии к центру Земли. Но Герберт Уэллс – не таков. Он из той породы фантастов, которых не интересуют бродилки и стрелялки, он из тех, кто размышляет о путях человечества. Но то, что невозможно на Земле, станет возможно в космосе. Он из тех, кто исследует свойства человека в экстремальных условиях, и ключевое слово тут – ЧЕЛОВЕК, а не «экстремальные условия». Но разве можно тогда назвать его фантастом? – нет, он скорее философ. Или психолог. Нам он известен прежде всего фантастическими произведениями «Человек-невидимка», Война миров», «Машина времени», однако он писал и реалистические произведение, и о жизни современного ему общества, и даже религиозные произведения. Он был блестящим публицистом, он был в России, общался с Лениным, написал хорошую статью «Россия во мгле». Он пишет глубокие произведения, за каждым из которых – мир империалистов, мир, трещащий по швам, распадающийся на куски, раздираемый противоречиями, войной. За его произведениями – кровь и пот угнетенных рабочих, готовых вот-вот восстать и свергнуть своих господ. Это ужас, это гнев, это ожидание мировой революции, это то, к чему может прийти общество, если революции не будет. И это называется «фантастикой»?!! Скорее, он утопист, пишущий социальную фантастику. Так будет вернее. Но все же он ученый, и это накладывает отпечатки на его произведения. Получается, что это уже научная фантастика! Необходимо отметить дар предвидения Уэллса. Может быть, он и взаправду изобрел машину времени, иначе откуда он все это знает?!! Читаешь и просто поражаешься… Читая «Войну миров», понимаешь, что в мельчайших деталях описана работа лазера. В конце 19-го века? Читая «Машину времени», понимаешь, что речь идет о теории относительности. Там же мы читаем особо потрясающее предвидение: путешественник во времени забирается далеко в будущее, на многие сотни миллионов лет, и вот он видит перед собой опустошенную голую землю, холод, разреженный воздух, а главное – заслонивший половину неба ярко-красный диск Солнца. В астрофизике говорят о красном гиганте. Но откуда Уэллс, задолго до создания Артуром Стэнли Эддингтоном теории звездной эволюции, знал, как будет умирать Солнце?

Вот перед нами произведение «Машина времени». Герберт Уэллс скорее пишет о том мире, где классовые различия достигнут своего апогея – аристократический и рабочий класс просто разойдутся как животные виды. Они забудут о своем назначении, и рабочий класс даже забудет о том, зачем он работает на машинах и производит предметы потребления – для них, морлоков, это будет выпестовано многими поколениями, это будет заложено в гены. Напротив, для высшей расы элоев нет даже понятия труда – они вечно живут на готовеньком и не понимают, откуда это взялось, равно как морлоки не понимают, для кого они это делают. Элои, как стрекозы из басни Крылова, только и делают, что радуются жизни, танцуют, поют, купаются, в то время как морлоки неустанно трудятся под землей, создают крупные машины, добывают уголь. И элои, и морлоки выродились в абсолютно пустые, никчемные создания – человеческое развитие зашло в тупик и скоро будет сметено с лица Земли. Одно забавно: путешественник во времени внезапно делает вывод, что морлоки хоть и поставляют предметы роскоши и быта для элоев, но элои служат им пищей. Гениальный поворот писателя, замыкающий схему взаимоотношений человека будущего, абсолютно верный с точки зрения Природы, а также заставляющий задуматься - в едином есть борьба противоположностей, и здесь это проявляется особенно ярко! Получается, что элои представляют собой этаких овечек, пасущихся на солнечных стадах для морлоков, повелителей подземелья? Так кто над кем властвует? Морлоки умны, и Уэллс показывает это со всей отчетливостью. Морлоки – это крысы будущего, а мы не будем забывать, что крысы – животные столь умные, плодовитые, всеядные, обладающие поразительным интеллектом крысиного общества, что они в любой момент могут задавить существование цивилизации. Вот этого Уэллс и боится. Крысы будущего – морлоки – это те же вчерашние рабочие, закабаленные элоями – бывшей аристократической верхушкой. И вот смотрите, во что выльется нынешнее расслоение и напряженность отношений между классами! Таков смысл этого произведения. Но вкупе с тем это настоящая фантастика, захватывающие приключения… Собственно, я перечитывал это произведение несколько раз, и всегда оставался в диком восторге. Хорошая повесть.

Вот перед нами произведение «Остров доктора Моро». Хозяин острова, Моро, занимается страшными опытами по вивисекции, запрещенной всеми цивилизованными странами еще в 19-м веке. Это страшные медицинские опыты над животными, попытка сделать из них человека, в результате чего получается страшный мутант человека-свиньи, человека-леопарда или человека-пса. Герой повести против своей воли оказывается на острове леденящих кровь ужасов. Доктор Моро все время пытается сделать человека, однако у него ничего не выходит. Это как в «Собачьем сердце» Булгакова: со внешностью-то все в порядке, а животное нутро требует крови… Человеко-зверей нужно держать под строжайшей дисциплиной. Не приведи господи кто-нибудь будет лакать воду языком, царапать ногтями кору, или, того хуже – узнает вкус крови! Но самое важное – доктор Моро и его помощник должны быть для них Высшим Божеством, которое дарует жизнь и отнимает ее, сея с собой страх и ужас Дома Страданий. В один прекрасный день все это рушится. Опыт не удается, дом горит, мутант гиены узнает вкус крови, животные видят, что их Всевышний Бог смертен. И начинается самое страшное…

Наконец, всем известное произведение «Человек-невидимка». Очередной Наполеон? Он обозлен на весь мир, его все бросили, его все ненавидят, поэтому он возгласил себя Невидимкой Первым, властителем мира, он идет в крестовый поход против человечества. И проигрывает. Вот он, лежит на дороге – голый, избитый. Где его могущество? Где пресловутые достоинства того, что ты невидим? Уж сколько раз говорили миру: всякое отклонение, пусть даже невидимость, пусть даже суперменство – ВСЯКОЕ отклонение приводит к отторжению обществом, далее - озлобление, ненависть, смерть. Быть невидимкой не так уж и хорошо, хотя бы потому, что, как показал Я.И.Перельман, невидимки должны быть слепы. Невидимому слепому и подаяния никто не даст!

Подводя итог. В этой книжке собраны, пожалуй, одни из самых известных научно-фантастических произведений Герберта Уэллса. Я о них мог бы говорить часами, хотя бы потому, что первый раз читал их в детстве, когда обладал повышенной чувствительностью к читаемому, а потом многократно перечитывал. Напишу как-нибудь потом, а здесь лишь отмечу: мне понравилось.
 

Болтянский В.Г., Савин А.П. "Беседы о математике. Книга 1. Дискретные объекты". М., МЦНМО, 2002

Кому предназначается эта книжка? Прежде всего - учащимся математических кружков. Это никоим образом не учебник. Это даже не научно-популярная литература. Это какой-то новый жанр, нечто среднее между первым и вторым. Скорее всего, попытка создания Нового Учебника. Я сталкивался с этим модным веянием уже много раз: наука идет вперед бешенными темпами, а выучить ВСЕ невозможно. Что делать? Единственный выход – кардинально переделать систему фундаментальных знаний, начинать, скажем, не со сложения и вычитания, а с теории множеств и теории функционала. Такие экспериментальные учебники пишутся и издаются, они славятся своим характером именно НОВОГО и КАРДИНАЛЬНОГО (подумать только, Фейнман в своих «Фейнмановских лекциях по физике» закончил изожение квантовой механики уравнением Шредингера, когда как остальные начинают с этого уравнения!). Пожалуй, эта книга – из их числа. Она должна состоять из трех частей. В первой из них – дискретные объекты, во второй – непрерывность, в третьей – экстремумы. В этой книжке помещены более-менее популярные изложения теории множеств, графов, вероятности, комбинаторики, логики, метаматематики. Опять же изложение экспериментальное – оно основано на таких вещах, которые ни в школах, ни даже в технических вузах не рассказывают! Комбинаторика построена на производящих функциях, а понятие функции – на теории множеств. Инъективное, сюръективное, биективные вложения – даешь Бурбаки в массы! Книга получилась сложноватой, однако крайне полезной для изучения – она дает фундаментальный материал, на которой основана вся современная математика.

Пушкин А.С. «Собрание сочинений» в 8-ми томах. Том 6 «Драматические произведения". М., Художественная литература, 1969

Итак, я продолжаю чтение Пушкина, счастливо подаренного мне на День Рождения Танюшей Обуховой. Хорошая девчушка, и книжки у нее хорошие, вот только обижается она на меня, что я, де, не понимаю Пушкина, и тогда уж полезней была бы мне записная книжка, чем сборник сочинений… С ее стороны все понятно: нельзя учиться в университете имени Пушкина в городе Пушкин Пушкинского района и не любить великого русского поэта! Но я университетов не кончал, посему могу позволить себе немного нигилизма, пусть даже с некоторой долей самоиронии… Такова была моя первая рецензия на 8-й том, которая, собственно, Таню и обидела. Пытаясь оправдаться в глазах любимой Танюши, я написал рецензию на 7-й том, где было больше реверансов в сторону великого поэта и больше самоуничижения – с моей. Теперь я пишу рецензию на 6-й том, который понравился мне много больше двух последних. Прогрессия налицо, а что будет с первыми томами? Нет, в самом деле, драмы шестого тома мне понравились. «Маленькие трагедии», равно как и «Русалку», я уже читал, а вот «Бориса Годунова» впервые прочитал сейчас. Любопытны «Маленькие трагедии». «Скупой рыцарь». Герцог, выступающий в качестве судьи, пытается вытащить сына барона-скупердяя на балы и турниры, однако барон боится, что сын вытащит из него все деньги и наследство свое растранжирит. Чтобы этого не было, он готов даже оклеветать сына: де, тот покушался на отцеубийство! Да тот бы и не против, ему уже предлагали, и он задумывался об этом… Воистину «ужасный век, ужасные сердца!». «Моцарт и Сальери»: завистник Сальери пытается отравить счастливчика Моцарта – уж больно у него все легко получается, тогда как Сальери мучается, из кожи вон лезет, а получается лишь бледное подобие… Как тонко построена трагедия! Появление черного мужчины, заказанный Моцарту реквием, наконец, кульминация действа, когда Моцарт играет свой потрясающий реквием, а потом выпивает отравленное вино. У слушавшего музыку Сальери появляются сомнения: «Постой! Ты выпил? Без меня?!». Но все свершилось, Моцарт умер, и Сальери погрузился в грустные размышления: «Ужель он прав? И гений и злодейство несовместны?». Мне это чем-то напоминает психологические ужастики Хичкока. Страшно. А главное – хорошо поставленный вопрос! «Каменный гость» - великолепно появление каменного истукана. Браво! Подумать только, сколько трагизма можно спрятать за считанными словами «Каменный гость пожимает руку Дон Гуану. Проваливаются». «Пир во время чумы». Еще один хорошо поставленный вопрос, и на него можно привести двести pro и двести contra. Можно понять и председателя сумасшедшего пира, поющего хвалу великой Чуме, можно и священника, говорящего о погибших матерях, женах, возлюбленных. Священник ушел. Пир продолжается, но председатель находится в глубоком раздумье. Сложное произведение. Как и все «Маленькие трагедии». Четко поставленный вопрос – уже половина задачи. Пушкин поставил сразу четыре глубоких вопроса. Уникальные произведения, и я никогда этого не отрицал – даже до знакомства с филологом Танюшей Обуховой. Но больше всего мне понравился «Борис Годунов» - наверное, потому, что читал эту драму первый раз в жизни.

© Кирилл Кравченко, http://kirill-kravchenko.narod.ru/
 
Яндекс.Метрика
Hosted by uCoz