Мои книжные рецензии

Грант М. Клеопатра. Последняя из Птолемеев. М., Центрполиграф, 2004

Из аннотации:

«Жизнь Клеопатры – один из самых захватывающих сюжетов мировой истории. Майкл Грант излагает свою оригинальную версию жизнеописания Клеопатры, затрагивая как ее общественную деятельность, так и отношения с Цезарем и Марком Антонием. В книге воссозданы реалии политики, экономики, быта и тайных религиозных культов Египта, Греции и Рима… Оригинальное беллетризованное жизнеописание Клеопатры, царицы Египта, очаровавшей двух великих полководцев своего времени. Цезарь и Марк Антоний держали в своих руках судьбы античного мира, а их судьбы во многом зависели от миниатюрной гречанки, мечтающей устроить на земле золотой век. Жизнь Клеопатры – один из самых захватывающих сюжетов мировой истории и до сих пор повод для споров специалистов. Кем же она была: безрассудно влюбленной женщиной или дальновидным государственным деятелем? Музой великих поэтов Вергилия, Горация и Шекспира или живым воплощением богини Исиды? В книге зримо и ярко повествуется обо всех значительных событиях времен последних Птолемеев, воссозданы реалии политики, экономики, быта и тайных религиозных культов Египта, Греции и Рима».

Вообще говоря, история пишется победителями. Нам кажется, что столкновение Юлия Цезаря и Марка Антония - это столкновение Запада и Востока. Мы - наследники Древнего Рима, мы - европейцы, мы инстинктивно считаем, что Клеопатра - та еще проститутка, соблазнившая двух величайших мужей древности, обольстившая и настроившая против Рима Марка Антония! - наш заклятый враг! А так ли оно было на самом деле? Сдается мне, история наука не точная, и каждое событие имеет сколько людей, столько и мнений. Майкл Грант гордится тем, что долгое время жил на Востоке, а посему в данной книге он излагает восточный взгляд. Клеопатра заигрывала с Цезарем и Марком Антонием не случайно!.. - это был дипломатический ход!! Рим к тому времени был сильнейшей из стран; он уже поглотил всех соседей Египта, и, как мы узнаем из книги, имел полное юридическое право на Египет. В условиях нависшего дамоклова мечта Клеопатра делала все, что могла: задача минимум сохранить Египет независимым, задача максимум - сделать Египет великим. Заигрывания с Римом были необходимы. Другое дело, любила ли Клеопатра Цезаря, потом Антония - или нет... Подозреваю, что это все-таки была дипломатия, а если точнее - обоюдовыгодный политический союз и для Цезаря, и для Антония. Не было там никакой любви, но была борьба за власть. Автор показывает нам политику, столкновения множества сил, политиков, мешанину имен и хаос переворотов, гражданских войн, предательств, войн, сражений, ловких ходов... Это игра не одного, не двух, а многих игроков, где каждый пытается урвать себе кусок побольше... Подробный и внимательный обзор событий рубежа тысячелетий, все хитросплетение политики и множество действующих лиц. Клеопатра была лишь одной из фигур, хотя и очень сильной. Грант показывает историю как бы с ее точки зрения. Посмотреть, и битва при Акции-то была кончена не бегством трусливой Клеопатры, как мы думали, а запланированным прорывом блокады - и получается, что даже успешно! Пожалуй, книга получилась замечательной! - подробный и обстоятельный рассказ о жизни Клеопатры с рождения и до смерти, сложный узел хитросплетений ближневосточной политики тех лет, восточный про-клеопатровский взгляд - вот чем замечательна эта книга! Настоятельно рекомендую к чтению!

Гуревич А.Я., Харитонович Д.Э. История средних веков. Учебник. М., Интерпракс, 1995

Из аннотации к книге:

«Настоящее издание представляет собой учебник по истории Средних веков, созданный в русле «антропологически ориентированной истории». Авторы исходят из положения, что единицей исторических процессов является человек. Поэтому в центре книги – не социально-экономические формации, государства, нации, классы и сословия, а человек Средневековья. Объяснение исторических событий и структур - социальных, экономических, политических и духовных – ведется, исходя из взглядов, чувств, устремлений, ценностей людей той эпохи. Таким образом, любые события предстают как результат поступков людей, экономика – как результат их трудовых действий, религия – как плод их верований, и т.д.. Поэтому в настоящем учебнике не проводится бывшее традиционным деление на историю социально-экономических отношений, политическую историю, историю духовной культуры, а все они рассматриваются как проявления единого процесса становелния и существования западно-европейской средневековой цивилизации. Учебник предназначен для изучения истории в средней школе».

От себя отмечу две вещи. Во-первых, книгу и правда отличает особый упор на культуру, а не экономику – это скорее культурологическое издание, чем историческое. Во-вторых, на мой взгляд, авторы слишком уж переоценивают способности старшеклассников – книга тяжеловата и трудновата для понимания :-(. Она достаточно серьезна, чтобы расширить рамки школы и рекомендовать ее студентам и всем интересующимся историей и медиевистикой.

Кёнигсбергер Гельмут. Средневековая Европа. М., Весь мир, 2001

Из аннотации к книге:

«Среди учебных изданий, посвященных европейскому Средневековью, книга Г.Г.Кёнигсбергера стоит особняком. Автор анализирует события, происходившие в странах как Западной, так и Восточной Европы, тесно увязывая их с теми процессами в социальной и культурной жизни, которые развивались в Византии, исламском мире и Центральной Азии. Европа в 400-1500 гг. у Г.Кёнигсбергера – это отнюдь не «темные века», а весьма динамичный период, в конце которого сформировалась система ценностей, оказавшая огромное влияние на все страны мира. Книга «Средневековая Европа, 400-1500 годы», открывающая трехтомник «История Европы», была наиболее успешным изданием, вошедшим в «Серебряную серию» английского издательства Лонгман. Для студентов исторических факультетов и всех интересующихся медиевистикой».

От себя отмечу, что книгу интересно почитать хотя бы затем, что это – типично ЗАПАДНЫЙ учебник. Интересно взглянуть на западную историческую науку, ее традиции и взгляды. Об этом достаточно подробно – на десятках страниц! – пишет во введении к русскому читателю Д.Э.Харитонович. Различия, как оказалось, значительные!

Замятин Евгений. "Мы". М., ЭКСМО, 2008 // Серия "Русская классика"

Среди антиутопий самой знаменитой является, пожалуй, «1984» Джорджа Оруэлла, и я когда-то посвятил ей большую рецензию. Идея власти доведена до кульминации, абсурда. Большой Брат, тотальный контроль и слежка; полное подчинение человека, его поведения и даже мыслей; каждый человек есть винтик в государственной машине; власть Большого Брата, когда его желание – больше чем закон!, когда под него переписывается история и умирают люди. Малейшая вольность будет смята и растоптана; и тут не помогут заступничество, заслуги и даже личное раскаяние, ведь цель такого общества – это ВЛАСТЬ, давление, и обязательная агрессия со стороны служб безопасности. Еще известен Олдос Хаксли «О дивный новый мир», но я пока что эту книжку не читал и сказать ничего про нее не могу. Но мало кто знает, что и в Советской России в 1920х годах замечательный писатель Евгений Замятин написал потрясающую антиутопию «Мы», шедевр мирового значения, не уступающий Хаксли и Оруэллу. Более того, прочитав эту книгу, сразу же задаешься вопросом: а был ли Оруэлл знаком с произведением Замятина? Проще: не списал ли?? Оказалось – да, был знаком, но свое произведение задумал и создал все-таки независимо. Но до чего же эти два произведения оказались похожи… Читая «Мы» Замятина, я постоянно проводил параллели между ними…

Тотальный контроль, давление государства и подавление личности присутствуют и там и там. Главная мысль тиражируется не только в этих произведениях: нет свободе, нет творчеству и индивидуальности, вместо этого – уподобление человека винтику в машине; все согласовано, единообразно, систематично. Один – ничто, но согласованные действия миллионов – государство – все! Этот вопрос часто поднимается в социологии, философии, психологии – что важнее, чему отдавать приоритет? – свободному развитию личности, индивиду, или закабалению ради общего коллектива? Цель благородна – счастье. Но как его достичь? - предоставив свободу или посадив в золотую клетку? И вообще, что такое – счастье?? И как лучше организовать государство, и соблюсти баланс между личным и общественным? Вопросы сложные, я бы сказал неразрешимые. Однозначного ответа нет – это вам не математика; в истории были примеры и тотальной свободы и тотальной несвободы – и то и другое приводило к краху. «Мера – превыше всего», как говорили греки, но и мера опирается на философские категории… Как могло бы выглядеть общество тотального закабаления, когда частное подчинено общему и пишут в антиуптопиях. (Интересно, а есть ли утопии тотальной свободы? – или нам интересней читать о мучениях и пытках?) Потому-то они и должны быть в списке обязательных к прочтению любого культурного человека. Как я с удовольствием отметил, «Мы» есть даже в школьной программе.

У меня возник такой вопрос. Что по Оруэллу, что по Замятину, центральной нитью произведения является любовь. Главный герой книги включен в общество, он благопорядочный нумер D-503 и совершенно искренне пытается объяснить нам, читателям, идеальность своего общества. Но вот в его жизни появляется любовь, которая переворачивает весь его внутренний мир; влюбляясь, он теряет ценности человека общественного и становится индивидуумом, личностью творческой, любящей. Заметим, что Любовь вытаскивает человека из рутины и у Оруэлла, и у Замятина. Интересно бы задуматься: а почему любовь ассоциируется со свободой, почему это не закабаление, а освобождение? Разве Любовь не есть подчинение интересам любимого человека и пожертвование собой ради него?? Это ли не закабаление?

И вообще, что свобода несет с собой? – только ли счастье?? Потрясающий пример того я обнаружил в этой же книге… Возможно, я чего-то недопонял, ибо в рецензиях и кратких переложениях произведения я нигде не встречал своей мысли; может, автор имел в виду совершенно другое, и я не понял его? Но на то ведь и книга, чтобы заставить думать!.. Математически точное общество по Тейлору прогнозируемо и предопределено. Нумера ходят на прогулку в шеренгу по шесть человек стройными рядами, и только падение метеорита может вызвать переполох. Свобода отсутствует, но есть уверенность в будущем. Но если дать ему свободу, как он ею воспользуется?, во благо ли?? Вот, например, I-330. Как правильно сказал Благодетель, уверен ли ты, герой (уже лжегерой), что тобою не воспользовались революционеры, потому что - строитель Интеграла и поможешь им захватить корабль? Да тебя же просто поимели! Ты думаешь, что это любовь? Но уж сколько таких случаев было в истории человечества, когда агенты спецслужб, красивые женщины, по заказу начальства обольщали зарубежных послов, влюбляли их в себя, так что те бегали за ними собачками, скуля и виляя хвостиком? Не происходит ли тут то же самое? Вот она, встреча у I-330, когда та предлагает D-503 выпить бокал вина… Не кажется ли вам, что там было что-то подмешано, это яд, изменяющий психику человека? В кратких изложениях пишут, что D-503 влюбился, но я в это что-то не верю… Слишком все быстро произошло, в считанные секунды – как выпил, так и началось умопомрачение. Зелье, приворот? – сдается мне, что так… Вокруг I находится много таких людей – это и Врач, и Хранитель, которые оберегают D-503. И даже когда тот побежал в Бюро Хранителей, он попал на прием именно к S! Но не кажется ли вам, что и доктор, и хранитель проходили через тот же яд, привороженные, влюбленные в I-330? В таком случае Любовь и Свобода как таковые используются как средство достижения своих эгоистических целей за счет других. D-503 поимели, как бумажку в туалете. Одиночка хочет свободы, но почему же он хочет достигнуть ее за счет миллионов, которые уже сейчас счастливы и не хотят большего, а их – заставляют, да еще и за их счет и их кровью?! Свобода, за которую вы боретесь, есть величайшее в мире зло! – а в этом корень всех социальных потрясений и революций!

Таким образом, «Мы» Замятина ставит несколько сложных, качественных вопросов смысла Свободы. Так ли она замечательна? Стоит ли бороться за нее? И что есть Любовь? – во счастье ли? Бедный D-503, он искренне уверен в любви к нему I-330, и не знает, что его приворожили ядом с целью использовать его при захвате «Интеграла»! И все переворачивается с ног на голову… Вам не нравится идеальное математизированное общество Замятина? – но Благодетель оказывается мудрее остальных! И вообще, он такой же заложник системы, как и все остальные… А бедная O-90! Вот уж кто действительно любит!! Бескорыстная, чистая, готовая идти на преступление ради того, чтобы иметь от D-503 ребенка! – вот светлая душа! Но и D-503 – жертва!, и уж тем более O-90. Пожалуй, пессимизм книги в том и состоит, что несчастны все – от бунтовщиков до Благодетеля. В этом обществе нет победивших. И куда ты кинь – свобода ли?, или закабаление – все плохо!.. Вот и поди найди тут золотую середину, о которой говорили древние греки…

А параллелей между Оруэллом и Замятиным очень много. И там и здесь все заканчивается пессимистично…

Запись 40-я. Конспект: ФАКТЫ. КОЛОКОЛ. Я УВЕРЕН.

День. Ясно. Барометр 760.
Неужели я, Д-503, написал эти двести двадцать страниц? Неужели я когда-нибудь чувствовал - или воображал, что чувствую это?
Почерк - мой. И дальше - тот же самый почерк, но - к счастью, только почерк. Никакого бреда, никаких нелепых метафор, никаких чувств: только факты. Потому что я здоров, я совершенно, абсолютно здоров. Я улыбаюсь – я не могу не улыбаться: из головы вытащили какую-то занозу, в голове легко, пусто. Точнее: не пусто, но нет ничего постороннего, мешающего улыбаться (улыбка - есть нормальное состояние нормального человека).
Факты - таковы. В тот вечер моего соседа, открывшего конечность Вселенной, и меня, и всех, кто был с нами - взяли в ближайший аудиториум (нумер аудиториума - почему-то знакомый: 112). Здесь мы были привязаны к столам и подвергнуты Великой Операции.
На другой день я, Д-503, явился к Благодетелю и рассказал ему все, что мне было известно о врагах счастья. Почему раньше это могло мне казаться трудным? Непонятно. Единственное объяснение: прежняя моя болезнь (душа).
Вечером в тот же день - за одним столом с Ним, с Благодетелем – я сидел (впервые) в знаменитой Газовой Комнате. Привели ту женщину. В моем присутствии она должна была дать свои показания. Эта женщина упорно молчала и улыбалась. Я заметил, что у ней острые и очень белые зубы и что это красиво.
Затем ее ввели под Колокол. У нее стало очень белое лицо, а так как глаза у нее темные и большие - то это было очень красиво. Когда из-под Колокола стали выкачивать воздух - она откинула голову, полузакрыла глаза, губы стиснуты - это напомнило мне что-то. Она смотрела на меня, крепко вцепившись в ручки кресла, - смотрела, пока глаза совсем не закрылись. Тогда ее вытащили, с помощью электродов быстро привели в себя и снова посадили под Колокол. Так повторялось три раза - и она все-таки не сказала ни слова. Другие, приведенные вместе с этой женщиной, оказались честнее: многие из них стали говорить с первого же раза. Завтра они все взойдут по ступеням Машины Благодетеля.
Откладывать нельзя - потому что в западных кварталах - все еще хаос, рев, трупы, звери и - к сожалению - значительное количество нумеров, изменивших разуму.
Но на поперечном, 40-м проспекте удалось сконструировать временную Стену из высоковольтных волн. И я надеюсь - мы победим. Больше: я уверен - мы победим. Потому что разум должен победить.

В данном томике Замятина присутствует также куча повестей и рассказов. Кроме замечательного произвдения «Мы», мне очень понравилось «Уездное». Первое произведение Замятина, оно обратило на себя внимание критиков, в том числе Горького. Произведение интересное! Что и говорить! – Дурак в самом прямом смысле, силящийся сделать что-то умное, искренне не понимающий: «А почему никто до сих пор не догадался так сделать?», а потом гоголем ходящий, нос кверху: вот ведь, умен! И не понимает, чего натворил… Вокруг него столько приятных, милых, добрых людей. Душа нараспашку, милейший души люди, все хотят помочь, а он… Крадет деньги у своего же благодетеля, спит с девками, занимается лжедоносительством, и при этом совершенно искренне считает, что все это – ввиду его таланта. Топит, обкрадывает, насилует, и по их трупам подымается вверх. Вот уже и до урядника добрался… Ходит по улице, выпендривается, хвастается собой – вот ведь, каков молодец, ума палата!, вона как возвысился!! А все что-то не то… Нет уважения к нему, да и отец его выгнал… А за что, тот никак и не понимает. А я таких людей встречал! Пред такими людьми опускаются руки; хочешь обматерить, доказать свою правоту, а понимаешь, что все бесполезно… Ведь человек же совершенно искренне не понимает!! – дурак, одним словом…
Еще одно интересное, деревенское произведение – «Алатырь». Понравились юмористические коротенькие заметки «Десятиминутная драма», «Часы», «Видение», «Лев» - коротко и с юморком, классно! А все остальное у меня как-то не пошло… Стиль какой-то сложноватый, много абстракций. Я, конечно, понимаю, что Замятин творил в 1920-1930 годы, и потому у него сам текст попахивает Маяковским и прочими абстракциями, но хоть в «Мы» был напряженный сюжет, а здесь и этого нет – какой-то набор слов и выражений… - читается тяжело :-(. Не осилил…
 

Басовская Н. «Столетняя война: лепард против лилии». М., АСТ, Астрель, 2003 // Серия «Историческая библиотека»

Изучая историю Средних веков, добрался я до книжки Наталии Басовской, посвященной столетней войне. Как оказалось, Наталия Басовская – единственный в России историк-медиевист, взявшийся за исследование Столетней войны. Ни до революции, ни после не было в России историков, взявшихся за эту фундаментальную тему. Она – наш единственный специалист! Я видел ее в программе «Академия», где она выступила с двумя лекциями по столетней войне. Был поражен – какие познания, какой ум!! А главное – какой талант рассказчика!! Вот уж везет ее студентам, слушать ее!! Смотрел видео на одном дыхании, рассказыает она просто потрясающе – с каким увлечением, эмоциями, увлекая за собой!! У нее явно есть талант еще и потому, что она может убедить всех окружающих в важности исследования столетней войны, в чрезвычайной исторической важности этого события, перевернувшей всю историю Европы! Послушав популярные лекции Басовской, прочитав ее книгу (единственную книгу русского автора на русском языке, посвященную Столетней войне!), я узнал следующее…

Столетняя война как бы закончила собой Средневековье и начала Новое время. Это тот самый переходный период, когда ломаются стереотипы, меняется общество и история выходит на качественно новый виток развития. Не знаю, что было бы, если не Столетняя война, но она послужила мощнейшим толчком для всей Европы. Отмирает рацарство, появляется регулярная армия. Феодализм отходит в прошлое, появляется монархия, национальное государство, у людей появлется национальное самосознание. Этого не было при феодализме, когда людям было все равно, под кем находиться – англичанами или французами!, но потом появилась гордость за себя! Но и это еще не все. Исследование столетней войны необходимо еще и затем, что это замечательный образец ВЕЧНОЙ, не побоюсь этого слова, войны… Если уж о том говорить, она началась еще с завования Вильгельма Завоевателя в 1066 году и была усугублена семейной ссорой вокруг Алиеноры Аквитанской. А вот когда закончилась, историки еще спорят об этом… Можно сказать, что в 1453 году, можно сказаать, что с падением последней крепости англичан на континенте – Кале, можно сказать, что при Наполеоне Бонапарте. А можно сказать, что длится до сих пор, ибо неприязнь друг к другу французов и англичан известна всем. И все это началось аж тысячу лет тому назад и тянется до сих пор!! Вы только подумайте! – начавшееся как семейная ссора, усугубленное рядом недопониманий, эскалация конфликта привела к кровавым сражениям при Пуатье, Кресси, Азенкуре. Тяжело приходилось и Англии и Франции – вспыхивают восстания, проходят гражданские войны, слабые короли сменяются сильными личностями, проходит страшнейшая в истории человечества эпидемия чумы, сменяются целые династии!!, однако война продолжается вот уже столетиями, и вот в конфликт втягивается пол-Европы, заключаются военные договоры с Шотландией, Фландрией, пиренейскими странами… Война идет беспрерывно, и каждые пять лет устраиваются военные походы… То тут то там появляются сильные лидеры, и маятник военной удачи переходит то к англичанам, то к французам. Наконец, разорение Франции, англичане оккупировали Париж, Руан и, казалось, вот-вот возьмут Орлеан и тогда Франции конец! Но появляется Жанна Д’Арк, ниспровергает англичан. Те берут реванш, и война продолжается еще двадцать лет… Просто потрясает сам размах!! Дипломатия, военные союзы, династии, восстания, эпидемии, победы и поражения… - и все это без конца и края, ибо клубок противоречий разрешить невозможно… А началось-то все с какой-то ерунды!! Да уж, потрясающая война и потрясающая наука – история!
А книжка первоклассная. Многие назвали бы ее занудной, но у меня она читалась на одном дыхании. Очень классно!!

Москалев Л.И. «Мэтры глубин. Человек познает глубины океана». М., 2005

Как-то в Калининграде, будучи в музее Мирового океана, я прикупил сию замечательную книгу, купившись на ее обложку – думалось мне, посвящена она глубоководным аппаратам. Однако же все оказалось гораздо сложнее… - оказывается, посвящена она скорее изучению глубоководной донной фауны с начала 19го века до наших дней, и все остальное – океанография, первые исследования океана, корабли науки, глубоководные аппараты и штурм глубины – все это лишь средство, инструмент для исследования глубоководной фауны… Поэтому от техники тут ничего и нет, а есть только биология. Мне читать сие, признаться, было скучновато – в морской биологии я не смыслю, а все эти длинные латинские названия только скуку навевают… Вообще, книжка немного занудна; я как человек, не увлеченный биологией, не понимаю того восторга, что подчас в немереных дозах разливает автор… Но книгу нельзя отнести к жанру научно-популярных книг по биологии или океанографии, это скорее книга воспоминаний. Даже не биография, это именно что воспоминания! – автор написал в свободной форме о своей жизни, замечательных встречах, впечатлениях и эмоцях. Я это очень ценю и считаю, что каждый человек должен оставить по себе память в виде такой вот книги. У кого-то она будет потолще, у кого-то потоньше, но необходимо оставить след по себе в виде воспоминаний! И автор отменно справился с этой задачей! Человек увлеченный глубоководной биологией и исследованиями с аппаратов, он написал книгу яркую, насыщенную эмоциями, а я это очень ценю! Право, достойная книга, рекомендую!

Гашек Ярослав «Похождения бравого солдата Швейка». М., ЭКСМО, 2004 // Серия «Зарубежная классика»

На днях я перечитал замечательную книжку Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка» и обнаружил, что рецензии на эту книгу на моем сайте нет :-(. Книжка чертовски хороша и категорически рекомендуется всем для обязательного прочтения. Легкий, народный, я бы даже сказал площадный юмор, колоссальное количество баек и анекдотов, да и сам анекдотический образ Швейка не может не доставлять приятного, занимательного чтения. Это вам не занудные академические романы, это легко и забавно, почти как бульварная газета «Байки». Однако это великая книга, и подобно всем великим книгами, за ней тоже стоит ИДЕЯ. Войне – НЕТ!! Даешь девочек и выпивку! :-). А кому хочется умирать вон за того дядю? – уж лучше податься в кабак, да в приятной компании :-).

Свифт Джонатан "Все путешествия Гулливера". М., ЭКСМО-Пресс, 2001 // Серия "Зарубежная классика"

Вот мне в руки попалась замечательная книжка Джонатана Свифта «Все путешествия Гулливера». Все мы знакомы с этой книжкой по детству! Знаменитые путешествия Гулливера в Лиллипутии – ну кто об этом не знает? Вот только в одной книжке читывал я еще про страну гигантов Бробдингнег, а еще, знаю! – существовала куча других путешествий в далекие страны. И у меня все время было ощущение тараканчика в моей башке, который зудел и заставлял меня восполнить сие белое пятно и дочитать Гулливера до конца. И только сейчас наконец-то реализовал, ура :-).

Прочитав замечательную книжку Свифта, я понял, почему детей ограничивают лишь лиллипутами. Книга-то для взрослых!.. Это нельзя назвать фантастикой, но это примерно тоже, о чем писал Эдгар Аллан По в веке 19м – некая смесь, все в куче, жанр не определить. Фантастика? – НЕТ! Но это скорее размышления автора о политике, обществе, философии. В книге есть многочисленные отступления философского характера, заставляющие поразмыслить о природе человека… Так оно всегда бывает! – дабы сделать некие черты человека более выпуклыми, ими наделяют вымышленных существ; так доводят до абсурда! Известно, например, что войны лиллипутов - тех, кто разбивает яйца с тупого конца, и тех, кто бьет с острого, есть не что иное как пародия на современные Свифту религиозные войны. В Лиллипутии это описано более-менее пародийно, но чем дальше, тем меньше иронии и больше размышлений. Страна Гуигнгнмов, йэху – это уже сползание в пессимизм, неверие в человека и уход в себя; еще хуже – описание струльдбругов. Почитаешь – так мурашки по коже, вот ведь не повезло… Ирония, размышления, философия – все-таки это серьезная книга, хоть и облаченная в фантазийную форму путешествий Гулливера. Сколько ей уже лет? – века!! – но ее все продолжают читать, и я рекомендую также. Это книга на времена, вечно современная, ибо человеческая природа не меняется.

Хардинг Дуглас. Религии мира - руководство для непредвзятых. Открытый Мир, Ганга, 2008

«Новая астрономия, новая геология, новая биология – на самом деле, все физические науки дружно выступают против традиционного религиозного видения человека и мира. Есть ли сомнения относительно того, кто выиграет?

Еще более неравной эту битву делает то, что общественные науки и психология напирают все сильнее. Теперь мы можем проследить развитие религиозных идей от их самых грубых начал до их недавних и возвышенных усовершенствований и увидеть, что весь процесс определяется климатом, экономическими условиями и социальным напряжением. Мы можем делать то, что и делали в этой книге, – сравнивать собственную религию с другими – и не всегда в ее пользу. Мы можем путешествовать до тех пор, пока не начнем рассматривать каждую религию как своего рода местный колорит, живописное составляющее окружающей обстановки, и истинной только в том смысле, в котором истинны исторические здания и картины.

Мы можем поделить человечество на психофизические типы – толстых и веселых людей, поджарых и голодных и т. п. – и предсказать их религиозное отношение на основе их строения и веса. Мы можем связать весь религиозный опыт с психическими и физическими заболеваниями и показать, как иногда он является явной патологией. Мы можем проанализировать свои самые глубокие религиозные убеждения и показать, как они происходят от ранних проблем с родителями или от подавленного сексуального влечения.

Еще хуже для нашей религии, если и вовсе не фатальным, оказывается тот путающий факт, что наши верования определяются химией. Содержимое пробирки А, вколотое мне в руку, через несколько минут вызовет великолепные мистические видения Рая и, быть может, религиозный опыт по настоящему высокого уровня. Содержимое пробирки Б вызовет обратный эффект и пошлет меня прямиком в Ад. Не правда ли, что все это превращает нашу заветную духовность в абсурд? Если все, что мы думаем и чувствуем, определено вдвойне – сначала нашими внешними обстоятельствами, а затем, менее явно, нашими собственными составляющими, тогда мы не более вольны выбирать свою религию, чем компьютер.

Как религия может смотреть в лицо таким фактам и при этом выжить? И как она может отказаться встать к ним лицом к лицу и при этом заявлять о своей заинтересованности истиной – уж не говоря о том, чтобы претендовать на то, чтобы рассказывать нам о Ней?»

О религии, равно как о политике, лучше не говорить – вопросы власти (а религию как желание кому-то подчиниться я тоже считаю вопросом власти) вызывают фанатичное ожесточение в людях. Знаю: обсуждение религии даже среди моих друзей может вызвать яростную критику как со стороны религиозных людей, так и со стороны воинственных атеистов. Издавна существовали книги религиозные и книги атеистические. Реже встречаются книги, находящиеся посередине между ними, пытающиеся примирить науку и религию. Я предпочитаю третий путь – сосуществование и терпимость. Эта книга принадлежит к тому редкому классу примиряющих книг. Прочитав ее, я с огромным удовольствием увидел, как мои смутные и неоформившиеся мысли на счет моего отношения к религии были столь ясно и отчетливо изложены в этой книжке. Поэтому эта книга произвела на меня большое впечатление, приведя до этого еще смутные, неосознанные мысли в стройную систему, дав новую пищу для размышлений и толчок к дальнейшим исследованиям.

Лично я считаю следующее (можете считать это моим отношением к религии вообще). Я категорически против идеи личностного Бога (мне эта идея просто не нравится); все эти религии, их обрядовая сторона, мифы и сказания – все это я считаю бредом, и в этом меня можно считать атеистом. На мой взгляд религия родилась из желания человека, только что слезшей с дерева обезьяны, найти себе вожака группы и подчиниться ему. Стать рабом, придумать себе самоистязания и ограничения – все это в своем худшем виде рождает садомазохизм (здравствуй, дедушка Фрейд! В этом что-то есть глубоко психологическое – это же какое удовольствие доставлять себе страдания!), но в целом рождено из эволюционной потребности, перешедшей к нам от обезьян как стадных животных – найти себе вожака и полностью подчиниться ему. Отсюда вывод: религиозные люди слабы, они предпочитают раболепное подчинение, чем взять ответственность на себя, начать делать, думать, осознать себя как Человека, а не божьего создания. Как говорил Фейербах, «Моя задача вас, слушателей, превратить из друзей бога в друзей человека, из верующих – в мыслителей, из молельщиков – в работников, из кандидатов потустороннего мира – в исследователей этого мира, из христиан, которые, согласно их собственному признанию и сознанию, являются «наполовину животными, наполовину ангелами», - в людей, в цельных людей». По-настоящему сильные люди отвергают религию и ищут истину самостоятельно. Однако религия (по крайней мере христианство) запрещают критический обзор учения, тут нужна только беспрекословная вера тому, чему учит батюшка, но учение, знание, критика преследуются и наказываются.

Если бы существовала всего одна религия, тогда еще имело бы смысл сомнение: а может, и правда надо верить в Бога? – а вдруг он и правда существует? Но в мире существует по крайней мере пять великих религий, каждая из них со временем раскалывается на течения поменьше, а те разбиваются на кучу церквей, сект, течений, совершенно непримиримых друг к другу. Причем каждая из них проповедует, что именно она абсолютно истинна и только ее адепты попадут в рай, тогда как всем остальным уготовано место в аду. При этом критический обзор и анализ провести запрещается. Как же мне тогда выбрать ИСТИННУЮ веру? – если таковая и существует, я думаю, Бог не идиот, придумав такую систему, что из миллиардов людей только с десяток истинно верующих попадает в рай, тогда как остальные – в ад, опять же чисто по своему незнанию. Это глупо. И вообще, на мой взгляд, от всех этих религий в истории человечества больше вреда, чем пользы. Религиозные войны более кровожадны, превращаясь в гражданскую войну, которая не затихает никогда. Православные, иудеи, мусульмане – все они смотрят друг на друга волком и готовы глотки перегрызть… Фанатизм истинно верующих поражает!, постоянно происходят все новые деления мощного потока религии, возникают новые течения, а ненависть к бывшим друзьям всегда сильнее, чем к далеким врагам. Только тысячу лет назад христианство распалось на католическую и православную церкви, как и от католиков отделились протестанты, и от православных отделились старообрядцы. Я этого не мог понять никогда: если уж вы говорите о всеобщей любви, то почему бы вам, православным, не помириться с католиками! Так нет же, и в православном течении существует куча ветвей, и в каждой стране она своя, и те же старообрядцы волком смотрят на православных, а те – на эфиопскую церковь, коптскую, униатов, или хотя бы на независимых киевчан… И ведь никакая из религиозных войн не начиналась словами «Нам нужны ваши нефть, золото, женщины», наоборот, всегда прикрывались благородными целями: «Мы несем слово Христово, и во имя Господа нашего разобьем язычников». Это уже как в басне – «Но делу дать хотя законный вид и толк»! На мой взгляд, церковь здесь – синомим власти, притом замечательное оправдание собственной, присущей только человеку агрессии против других. Церковь – это параллель светской власти (и учитывая, сколько людей хотят пробиться во власть, я удивлен, что до сих пор не придумана третья параллель), позволяющая властным людям направить агрессию людей в нужное им русло и достижении их собственных целей; это – психологическое одурманивание людей подобному тому, что было при фашизме. К таким мыслям я пришел, изучая историю; история для верующих людей - вообще вредный предмет. Я не верю в Бога, навязанного мне существующими религиями, и тем более той, в культуре которой я живу.

С другой стороны, да, я верю в Бога. Но я подозреваю также, что религиозность – это некое психологическое качество. Оно не обязательно присутствует у других людей, и я признаю, что существуют люди (а еще и авторы), проповедующие чуть ли не воинственный атеизм – они и правда в него верят. Есть глубоко религиозные люди, которые ощущают внутри себя желание религии, и пытаясь утолить это желание, уходят в религию (и я знаю таких людей среди моего окружения). Я сам отношу себя к таким людям, что мечутся посередине – вроде бы и испытываю мистическое ощущение, но прочитал слишком много умных книжек и потому относящийся слишком критически. Бог, может быть, и есть, и тому я нахожу несколько подтверждений. Во-первых, религия как таковая существует столько же, сколько существует человечество. Попыток искоренить ее была масса. И ведь не вышло! – религия как была, так и осталась. Но раз она такая живучая, может быть, в ней что-то и правда есть?? Во-вторых, и это тема более интересная – это вопрос метафизики, научной теологии. Если порыться, тут можно много чего нарыть. Антропный принцип, интерпретация квантовой механики, проблема наблюдателя, квантовое сознание; наконец, вопросы космологии, рождения Вселенной… Согласен, дело тут даже не в физике, а в методологии и философии. Всегда есть граница познания; то, что внутри – описывается точными формулами, и внутри круга нашего знания Бога нет; если я куда и помещаю Бога, то снаружи. С ходом научного прогресса, когда круг знания все более отодвигается, отодвигается и положение Бога – он все время находится в тени, все время ненаблюдаем (впрочем, следуя методологии физики, его не существует. Как говорил Лаплас: «Бог? В этой гипотезе я не нуждался»). Но можно вспомнить «Сумму технологий» Станислава Лема. Его идея вкупе с современными рубежами науки (космология, теория суперструн) и идеей конструирования новых Вселенных мне чертовски нравится, я в нее верю. Пожалуй, это и есть ключевое слово религии: верю, а во что – это уже другой вопрос. Кто-то – в Бога, кто-то в торжество науки, а кто-то в непогрешимость марксизма-ленинизма. Ибо все на свете доказать невозможно, и всегда остается место для веры. Вот она – религиозность. Поэтому я, хоть и посылаю в топку обрядово-мифологическую сторону религий, отношусь к верующим с глубоким уважением. Уверен, в этом что-то есть. Быть может, мы видим одно и то же?

Среди всех воинственно-атеистичных книг, книг безжалостных, жестких, издевающихся над религией, эта книга говорит: да, все они правы, но… - ОН существует!! Еще во введении книги автор пишет, что его цель – объединить все религии воедино, доказать, что все они в своем сокровенном говорят об одном и том же. Конечно, все то, что мы видим вокруг себя – наносное, лишнее и даже вредное. Эти нелепые обряды и фантастические мифы заслуженно вызывают град критики – все это, согласно автору книги, должно быть безжалостно изничтожено, чтобы за фасадом никчемных деталей обнажить главную мысль религиозного учения. Этим центральным автор считает некое мистическое видение, религиозный опыт познания Бога, являющегося самой Вселенной. При этом оказывается, что все религии приходят к Единому Богу, все они в ходе своего развития заканчиваются Мистическим, но идут к нему разными путями. Описанию различий этих путей, а также выяснение глубинного смысла каждой из религий, одного-двух существенных различий, отличающих каждую от остальных, и посвящена эта книга. Она очень маленькая. Но большего и не надо – в этих скромных главах расписываются только САМОЕ ГЛАВНОЕ. Но вместе с тем книга глубоко религиозна. Автор пишет: «Религия – это не значит быть хорошим», «Религия – это не значит верить в Бога», «Религия – это не значит ходит в церковь». И я согласен с ним на все сто. Подавляющее большинство современных новоиспеченных православных не знают о православии ничего. Они ходят в церковь, ставят свечки, произносят механически заученные молитвы. Но для них это ничего не значит – они не понимают религии, не знают, что делают. На самом деле они не верят в то, что делают, и ведут себя, как доисторические люди со своими варварскими богами, с которых можно было торговаться, обманывать, обкрадывать. Эти люди – лицемеры, лгущие всем и самим себе, а я таких очень не люблю. Зато есть добрейшие, замечательнейшие люди с добрыми помыслами и высокой культуры, и вместе с тем – атеисты, тогда как религиозные фанатики могут потопить мир в крови и пытках. Вспомните: инквизиция – орудие церкви, и вообще вся история человечества – это бесконечная история церковных распрей. Чего стоит одна только Варфоломеевская ночь!.. Но есть также Бертран Рассел, чистейшей души человек, основатель Пагуошского движения, лауреат Нобелевской премии мира, и вместе с тем написавший «Почему я не христианин?». Льва Толстого так вообще отлучили от церкви. Религия, на мой взгляд – не церковь, не религия, не мораль, не Бог, это нечто совершенно внутреннее. Как говорят протестанты, «Мне посредник в общении с Богом не нужен». Это и есть тот самый религиозный опыт, мистическое откровение, который каждый находит в себе самом. А что этот опыт собой представляет – дело другое. Ясны только две вещи: церковь, религиозные учения достойны беспощадной критики; религиозный опыт, вера, Бог остаются. И в каждой из религий они есть, если, конечно, их основательно обстругать от накопившегося веками хлама.

Но, на мой взгляд, уходя в себя, выискивая в каждой из религий мистицизм, автор создает собственную религию. Это – мнение, причем как против религиозных фанатиков, так и фанатиков атеистов. Один против всех, потрясащая смелость! Но мне нравятся такие честные, прямые и откровенные авторы. За это автору и его потрясающую книгу – твердую пятерку. Книга понравилась – рекомендую всем!

Ботвинник М.Н., Рабинович М.Б. "Знаменитые греки и римляне". СПб, 1993

С удивлением узнал, что книг "Знаменитые греки и римляне" (см. Ботвинник М.Н., Рабинович М.Б., Стратановский Г.А. "Жизнеописания знаменитых греков и римлян". М., Просвещение, 1987) было много, причем каждая из них включала те или иные биографии, но никогда - все вместе! И только в 1993 году, похоже, была создана большая книга, включащая в себе все биографии из всех книг - единым изданием. Поэтому все биографии, включенные в книгу Ботвинник М.Н., Рабинович М.Б., Стратановский Г.А. "Жизнеописания знаменитых греков и римлян". М., Просвещение, 1987, есть и здесь, плюс еще куча дополнительных биографий.

Список биографий:

Тесей, Ликург, Солон, Фемистокл, Аристид, Перикл, Никий, Алкивиад, Софокл, Лисандр, Агесилай, Пелопид, Демосфен, Александр, Пирр, Агис IV, Клеомен III, Ромул, Нума Помпилий, Валерий Попликола, Гай Марций Кориолан, Марк Фурий Камилл, Фабий Максим, Катон Старший, Эмилий Павел, Братья Гракхи, Марий, Сулла, Марк Красс, Помпей, Юлий Цезарь, Цицерон, Марк Брут, Октавиан Август, Овидий

© Кирилл Кравченко, http://kirill-kravchenko.narod.ru/
 
Яндекс.Метрика
Hosted by uCoz